Ольга Божьева
Разбор пилотов
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Российские лётчики впервые рассказали о критической ситуации в гражданской авиации, не скрывая своих имён

Ситуация с безопасностью пассажирских авиаперевозок и с состоянием российского авиапрома дошла до критической черты. Дальше – только полный и окончательный развал когда-то ведущей отрасли и неизбежные катастрофы с человеческими жертвами. Чиновники как всегда делают вид, что всё в порядке, и пиарят «прорывные проекты авиапрома». Но молчать больше не могут те, кто в буквальном смысле держит в своих руках наши жизни, – сами лётчики. Пилоты крупнейшей российской авиакомпании обратились в «МК» не с жалобами, а с отчаянным предупреждением – состояние авиации таково, что гарантировать стопроцентно безопасность полётов они больше не могут.

– Мы, лётчики самой крупной отечественной авиакомпании, на страницах «МК» открыто заявляем, что больше не можем, как раньше, гарантировать вам стопроцентно безопасных полётов. Мы хотим, чтоб услышали все: авиационной отраслью страны в последние годы управляют дилетанты. А потому и мы – лётчики, и вы – пассажиры, – все сейчас находимся на волосок от масштабных катастроф.

Столь категоричное заявление прозвучало от пилотов, пригласивших меня к разговору об авиации. Честно говоря, после всего сказанного я была уверена, что, как обычно, услышу: только не называйте наших имён. Но прозвучало другое: «Мы дошли до той черты, когда никто уже не боится называть фамилий. Мой дед прошёл всю войну. Отец – Герой России. Здесь растут мои дети. Это – наша страна. И мы должны бояться тех “патриотов”, которые отсюда лишь качают деньги, а живут где-то там?!»

Для начала представляю моих собеседников:

Анатолий Николаевич Кнышов, в недавнем прошлом старший государственный инспектор Федеральной службы по надзору в сфере транспорта, лётчик-испытатель, Герой России, освоил 50 типов военных и гражданских самолётов. Ставил на крыло первый отечественный широкофюзеляжный «Ил-86» и дальнемагистральный «Ил-96».

Его сын – Сергей Анатольевич Кнышов – самый молодой в России командир «Ил-96». Окончил школу лётчиков-испытателей, освоил 8 типов самолётов, налетал 5000 часов. Переучился в США на «Боинг-737», но предпочёл летать на «Ил-96».

Владимир Всеволодович Сальников, командир «Ил-96». В авиации 39 лет. Налетал свыше 20 000 часов. Член президиума Шереметьевского профсоюза лётного состава.

Кому мешает «Ил-96»

– Недавно на телеэкранах мы видели встречу премьера Путина с главой вашей авиакомпании, где ваш руководитель заявил, что собирается сделать компанию монополистом на рынке авиаперевозок. А премьер пожурил его за то, что покупает слишком мало отечественных самолетов. Из 115 машин российских у вас всего 6.

Сергей: Да, в России осталось всего 6 дальнемагистральных отечественных самолётов «Ил-96-300». Все они летают у нас в компании, где делается всё возможное, чтобы их остановить. Они выведены из центрального расписания и используются на подхвате, когда «Эрбасы» и «Боинги» не справляются с пассажиронагрузкой.

Лётчики «Ил-96» испытывают настоящую дискриминацию: в месяц иногда получают 20-25 тыс. руб., когда на «Эрбасах» и на «Боингах» – 200-250 тыс. В результате за последние полгода из 40 командиров «Ил-96» осталось 23. Ещё полгода-год, и на «Ил-96» некому будет летать. Этот самолёт почему-то мешает всем чиновникам в своей собственной стране. А ведь он – самый безопасный и не убил ни одного пассажира, в отличие от «Боингов» и «Эрбасов», на которых в России летать вообще небезопасно для здоровья.

– Статистически некорректное сравнение: «Боингов» и «Эрбасов» – огромное количество, а «Ил-96» всего 6 штук.

Сергей: А где же наше государство? Почему ведущая авиакомпания-перевозчик закупает старые «Эрбасы», а не новые российские «Ил-96»? Это ведь – наши заводы, промышленность, рабочие места...

– Владельцы авиакомпаний приводят железные аргументы: «Ил-96» экономически неэффективен. У него 4 двигателя, у «Боингов» и «Эрбасов» – 2. Следовательно, топлива они едят меньше.

Сергей: Неправда. Сравним два магистральных самолёта: «Боинг-767» и «Ил-96-300». Первый при двух двигателях везёт 200 пассажиров и расходует 6 тонн топлива. Мы на «Ил-96» везём 300 пассажиров и 15 тонн груза при расходе всего 7 тонн. Поделите тонны на километры – всё сразу станет ясно. К тому же практически все иностранные самолёты зарегистрированы не в России, а на Каморских островах или Бермудах. Туда отчисляются лизинговые платежи до $700 тысяч в месяц, из которых ни цента не попадает в российский бюджет.

Анатолий: Когда в 90-х я прилетел на «Ил-96» в Штаты и у меня в баках осталось топлива ещё на 3 часа полёта, американцы страшно удивились. Один из представителей их авиавластей тогда прямо заявил: по некоторым позициям данный тип самолёта является для нас недостижимым. Странно, что Россия всё ещё способна создать конкурентоспособный продукт. А конкуренция заставляет нас использовать все доступные методы борьбы, чтобы не пустить его на российский рынок, который мы рассматриваем, как потенциальный для своих собственных самолётов.

И они стараются. Первый тренажёр, поставленный в Россию для «Боингов», стоил 1 доллар. Хотя его реальная цена – миллионы.

Владимир: И у нас находится масса людей, готовых лоббировать эти интересы. Откаты захлестнули страну, в том числе авиацию. «Аэробус» в контракте на продажу самолётов прямо указывает: посредник получает 10% от суммы сделки. «Боинг», не стесняясь, обнародует данные о том, что в прошлом году потратил $72 млн. на подкуп чиновников СНГ, продвигая свою технику. Причём в основном, утиль.

В районе Лас-Вегаса, в пустыне, у них есть два аэродрома, где стоят старые самолёты. А в США чёткое правило: после того как самолет налетал 60 000 часов, он может возить только груз и почту. Если он для этого не востребован, его консервируют и оставляют на стоянке. Затем туда приезжают покупатели, в том числе из России. Для них машины подновляют и говорят: у себя на них вы можете летать, но над нашей территорией – ни в коем случае. Вот у нас из 11 «Боингов» четыре «Боинга 767», которым над территорией США и Канады летать запрещено, ввиду их запредельного возраста.

Анатолий: Кстати, «Ил-86» и «Ил-96» изначально создавались как 2-двигательные. Но тогда по нормам ИКАО (международная организация гражданской авиации. – Авт.), чтобы летать через океан на другой континент, требовалось 4 двигателя. Когда мы сделали такие машины, США переписали нормы ИКАО под свои 2-двигательные «Боинги».

США всегда проявляли огромный интерес к «Ил-96». Поначалу у нас с ними даже был совместный проект – «Ил-96МО» с двигателем от Pratt & Whitney и оборудованием от Collins. Американцы сказали, что в таком виде они могли бы его продавать третьим странам. Этой идеей мы занимались 10 лет. Получили сертификат отечественный и зарубежный, но ни одного самолёта американцы так и не попытались продать.

Как выяснилось, оборудование для него поставили на порядок ниже того, что было у «Ил-96-300». Двигатели Pratt & Whitney оказались хуже наших по надёжности. Но пока 10 лет мы проводили испытания, работая на перспективу международного сотрудничества, собственное оборудование устарело. Мы упустили время.

– Поучительная история для создателей нашего «Суперджета», разработку которого сегодня курирует «Боинг»...

Скачать архивированный файл всей статьи (26К)

Почитать другие статьи из раздела «Власть»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам