Сергей Сыпин
ГМО. История одного обмана
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Итак, попробую коротко и понятным языком изложить основные «факторы риска», связанные с выращиванием и употреблением ГМО, разобраться, кто и зачем так активно занимается их лоббированием по всему миру, и какие цели при этом преследуются.

Вначале сам термин. ГМО – Генетически Модифицированные Организмы, ещё один термин – трансгенные культуры, или трансгеники. Это организмы, в которые встраивают чужеродные гены с целью получения хозяйственно-полезных свойств. Например, развитие у культурных растений устойчивости к пестицидам, увеличение сопротивляемости к вредителям, повышение урожайности.

Чужеродные гены внедряются в геном целевого организма разными способами, в том числе с помощью плазмид. Это – специальные биологические конструкции, созданные из генетического материала некоторых организмов, подходящих для этих целей, например, вирусов. Донорами встраиваемых генов могут быть микроорганизмы, опять же вирусы, другие растения, животные и даже человек. Например, в ДНК морозоустойчивого помидора был встроен ген североамериканской морской камбалы, а устойчивая к засухе пшеница получила ген скорпиона.

Откуда же взялась эта «радость»?

Первые трансгенные растения были разработаны в США фирмой «Монсанто» в 1983 году, первые посадки трансгенных злаков были сделаны спустя пять лет, а в 1993 году в продаже появились первые продукты с генно-модифицированными компонентами. С тех пор трансгенная продукция интенсивно завоёвывает продовольственные, сельскохозяйственные и фармацевтические мировые рынки, что вызвало немалое возмущение в научных кругах по всему миру, позицию которых разделяет и «Гринпис».

Что же позволяет наращивать объёмы продуктов с ГМО практически по всему миру?

Основной и наиболее весомый аргумент производителей ГМО и их сторонников – экономическая выгода. ГМО даёт производителям серьёзную экономическую преференцию, ведь такое сырьё позволяет делать тот же самый продукт при существенно меньших затратах. Посевы ГМ-культур не страдают от паразитов, например, ГМ-картофель, устойчивый к колорадскому жуку. Помимо этого, трансгеники легко переносят обработку полей гербицидами, уничтожающими сорняки, что многократно облегчает обработку полей и существенно экономит время и средства.

Иными словами, производители обещают, что ГМ-семена дают повышенный в два-три раза урожай, устойчивы к вредителям и гербицидам, а также к токсинам и тяжёлым металлам. К примеру, модифицированная соя может стоить в два-пять раз дешевле своих натуральных аналогов. Но прибыль производителя будет ещё больше, например, в колбасе, содержащей трансгенные продукты, их доля составляет порядка трёх процентов, а себестоимость готовой продукции снижается на двадцать пять процентов.

Казалось бы, какая хорошая вещь – ГМО, посадил «чудо-семена», полил грядки средством от сорняков и уехал «на юга» отдыхать. Нет нужды ни в прополке, ни в сборе вредителей, ни в целом ряде других сельхоз работ, столько времени и сил экономится, да ещё и урожай «чудо-семена» дают всем соседям на зависть…

Вот только, не всё так просто. Ведь каким образом ГМ-культура получает устойчивость к вредителям? Благодаря трансгенной вставке, она начинает выделять токсин, приводящий этих вредителей к гибели. Но, по данным американских, российских и китайских учёных, уже через несколько поколений среди насекомых появляются устойчивые формы к используемым трансгенным токсинам, которые начинают пожирать растения в ещё больших количествах. Естественный отбор ещё никто не отменял!

Известия о появлении устойчивости к токсинам ГМ-растений у вредителей, которые должны бы погибать от этих самых токсинов, приходят всё чаще. В результате неконтролируемого переноса трансгенных конструкций из ГМ-растений в обычные бактерии, появляются новые патогенные штаммы фитовирусов, намного более опасных, чем их природные предшественники.

Кроме того, в природе, как известно, свято место пусто не бывает, и экологическую нишу основного вредителя, против которого введён трансгенный токсин, занимают другие вредители, на борьбу с которыми никто не рассчитывал. Тот же колорадский жук, уничтоженный в результате выращивания ГМ-картофеля, оказался заменён на совку, а в некоторых агроценозах – на тлю. И нашествие этих вторичных вредителей влечёт за собой ещё большие финансовые потери фермеров.

Зато полезные насекомые, исторически связанные с этими растениями и не планировавшиеся к истреблению, исчезают. В мире сейчас очень актуальна тема массовой гибели пчёл в различных регионах мира в последние годы. Например, в Азербайджане она произошла в результате высевания ГМ-кукурузы и картофеля в некоторых районах. В научных кругах продолжаются дискуссии о том, что трансгенный токсин, который выделяют многие ГМ-растения, является причиной их гибели. Но чтобы это окончательно доказать, нужно проводить принципиально иные, по сравнению с существующими, эксперименты.

А ведь резкое сокращение популяций медоносной пчелы несёт серьёзную угрозу не только сельскому хозяйству и индустрии производства мёда, но и биосфере в целом, поскольку данное насекомое является одним из основных опылителей многих растений.

Сверхприбыли получат лишь те, кто стоит за созданием ГМО и столь агрессивным их распространением. Это не просто состоятельные бизнесмены. Создание каждого нового вида ГМ-организма, по экспертным оценкам, стоит порядка трёх миллиардов долларов США, а ведь общее количество генно-модифицированных сортов и видов уже перевалило за тысячу. Подобные фокусы с природой под силу только крупным транснациональным корпорациям. И такие колоссальные затраты необходимо окупать.

Около восьмидесяти процентов всех зарегистрированных ГМО принадлежат родоначальнице индустрии – компании «Монсанто», два следующих по величине игрока на рынке – швейцарская «Сингента» и немецкая «Байер». Эти фирмы зарабатывают продажей патентных прав на выращивание ГМ семян, ГМ-культур, сопутствующих пестицидов и сельскохозяйственной техники.

Один только годовой оборот семян ГМ-культур, по экспертным оценкам «Гринпис», составляет порядка пятидесяти миллиардов евро, в данную величину не входят доходы от продаж пестицидов, патентных прав и прочего. Естественно, что за подобными деньгами стоят весьма влиятельные силы, способные создавать мощнейшие лобби. Наиболее крупной из них является «ГрупЛайф Америка», Ассоциация агропромышленных корпораций, в которую входят такие гиганты, как «БАСФ», «Байер ГрупСайенс», «Доу Агросайенсес», «Монсанто» и «Сингента». Но Ассоциация – это ещё далеко не все сторонники ГМО...

Скачать архивированный файл всей статьи (71К)

Почитать другие статьи из раздела «Анти-ГМО»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам