Дмитрий Пучков (Гоблин)
Мать героина
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Ройзман Евгений Вадимович, десять лет самостоятельно и очень успешно борется с наркоторговцами в Екатеринбурге, создатель и президент Фонда «Город без наркотиков».

Родился 14 сентября 1962 года в Екатеринбурге. Учился в 28 школе, позднее в 27-й. Работал слесарем-сборщиком на Уралмаше в 50-м цехе. Закончил Уральский госуниверситет. По образованию историк. Мама всю жизнь проработала в детском саду УЗТМ, отец – на Уралмаше энергетиком. Дед тоже работал на Уралмаше. Член Союза Писателей. Выпустил две книги стихов, множество статей. Печатался в «Авроре», «Юности», «Октябре» и других центральных журналах. Создал первый в России частный Музей иконы. Издал несколько книг и альбомов, один из них – «Невьянская икона» разошёлся по всем крупным библиотекам мира. Готовится к открытию Музей художников Екатеринбурга. Призёр этапов Чемпионата России, победитель этапа Кубка России, призёр Чемпионата России-2002 по трофи-рейдам. Мастер спорта. В 1996-97 гг. участвовал в создании сети поддержки неблагополучных детских домов Свердловской области. С декабря 2001 года – президент Фонда «Город без наркотиков»… Официальный сайт: www.roizman.ru

Про Евгения Ройзмана

Часть 1.

Сегодня, 14 сентября, многие граждане отмечают Дни Рождения. В числе возмужавших и повзрослевших, например, Дмитрий Анатольевич Медведев. И Евгений Вадимович Ройзман. Если о Медведеве знает, вестимо, каждый, то о Ройзмане так сказать не решусь. Не каждый. Что, уверен, неправильно.

Впервые про Евгения Ройзмана и его Фонд услышал восемь лет назад от Евгения Горжалцана, который одновременно наш камрад zuhel. Женя работал репортёром в «Аргументах и фактах», трудился сурово и регулярно оказывался в самых неожиданных местах. Из рейда в Свердловск он и привёз тот самый материал, что вызвал тучу вопросов, сомнений, гипотез. И ещё книгу привёз.

Книгу я прочитал и обомлел – жизнь-то вон, какая бывает! Я и не знал что там, в Свердловске творится!

Несколько месяцев назад стал невольным участником дискуссии, чуть не перешедшей в драку. Дискутировали про Фонд. Особенность у дискуссии была типовой: все участники понятия не имели про что говорят. Пришлось выезжать «с лейкой и блокнотом» на места.

Говоря языком некоего Швейка, «необходимо, чтобы из меня всё лезло постепенно, как из старого матраца, а то вы не сможете себе представить весь ход событий, как говаривал покойный сапожник Петрлик, когда приказывал своему мальчишке скинуть штаны, перед тем как выдрать его ремнём...»

– Я таких, как вы, райотделами покупаю, пошли вон отсюда! – кричала цыганка, пнув милицейский «уазик».
– По какому закону обыск? У меня много детей, я мать-героина!
– Повтори, чья ты мать?
– Мать-героина! Сейчас справку покажу!..

Наркотики через Екатеринбург возили с советских времён, город – крупнейшая на Урале транспортная развязка. Однако до середины девяностых существовал негласный закон: в самом Свердловске в розницу не торговать, чтобы не ставить под удар весь канал оптовой поставки «товара». Но то ли со сменой милицейского начальства, то ли с приездом табора крымских цыган ситуация изменилась. Всего за какие-то два-три года цыганский посёлок отстроился замками из красного кирпича, а реанимационные палаты заполнились полутрупами в наркотической коме. Счёт смертей от передозировок пошёл на сотни. Вся Свердловская область к тому времени плотно села на иглу.

Город на игле

«В 1998 г. мы поняли, что город гниёт и надо что-то делать, – рассказывает Евгений Ройзман, президент фонда «Город без наркотиков». – Как-то мы с моим другом Андреем Кабановым заехали в цыганский посёлок – там каждый дом торговал. По всему посёлку движение: наркоманы стайками. Купили, тут же «упоролись» и спорят, в каком доме «порошок» чище, в каком – цены пониже. Где дешевле, там очередь стоит. По дороге не проехать – сигналим, чтобы «жаждущих» не передавить.

На Шаумяна, 11, – этот дом весь город знал – стоит милицейский «уазик», на капоте – ананас порезанный. На веранде менты сидят, цыган им шашлыки жарит, а у калитки бабка героин на вес продаёт, будто семечки! Тогда у нас и зародилась идея фонда».

«Появление фонда “Город без наркотиков” – это реакция здоровой части общества на слабость государства в связи с его неспособностью эффективно бороться с наркопреступностью, – пояснил ситуацию заместитель начальника управления Генеральной прокуратуры РФ в Уральском федеральном округе Илдус Тумаков. – И хорошо, что пустую нишу заняли такие замечательные люди. Никакие фонды, конечно, не должны заниматься ни оперативно-розыскной деятельностью, ни борьбой с наркоторговлей – это дело профессионалов. Но всё равно спасибо им, что собирают огромное количество важной информации. Их данные оперативны и практически всегда подтверждаются».

Сейчас по всему городу расклеены объявления: «Пейджер 002 – сообщи о наркоточках, торговцах, машинах». В день приходят десятки сообщений. Информацию проверяют по другим каналам. Екатеринбург – город большой, но все здесь друг друга знают. Барыга, взятый с поличным, в девяноста случаях из ста сдаёт своего поставщика. Уличный наркоторговец знает: если он сдал следующее звено героиновой цепочки – стал посредником и получит меньший срок заключения. Поэтому, поймав одного наркомана, торгующего «за дозу», удаётся накрыть ещё 5-8 мелких оптовиков.

Как правило, такие цепочки обрываются на цыганском посёлке или овощном рынке, где хозяйничают азербайджанцы. Мести соплеменников те и другие боятся больше, чем любых тюремных сроков.

В ночь моего приезда в Екатеринбург силами милиции и фонда проводился обыск на квартире известной всему городу наркоторговки Марии Оглы по кличке Лида. Оперативники опешили от увиденного. На пороге квартиры стоял голый, в одних носках и в чалме из полотенца… старший оперуполномоченный ОБНОНа Орджоникидзевского РУВД Сергей Быков!

«Оперативники чуть автоматы не уронили, – рассказывает Евгений Ройзман. – Ты, говорят, что тут делаешь? Ведь пока мы дверь ломали, ты, подонок, героин в унитаз спускал! Живёшь, гад, у барыги! Она за товаром уехала, а ты квартиру охраняешь?» А он в ответ: «Простите, ребята, виноват, прокололся…» Наверное, если бы не видеокамера, опера его в том же притоне и нахлобучили – предателей нигде не любят».

Наибольшее количество наркоточек и самый дешёвый героин – в Чкаловском районе Екатеринбурга. Я был свидетелем того, как барыги, пойманные с героином в этом районе, умоляли оперативников разрешить им сделать «звонок другу» – начальнику ОБНОНа Чкаловского РУВД Назиру Салимову.

На счету у фонда – не только уничтоженные наркоточки. Уже третий год под Екатеринбургом работают два реабилитационных центра. Я сам видел один из них. Там нет ни дорогостоящих лекарств, ни специального оборудования. Лечат там бесплатно...

Скачать архивированный файл всей статьи (49К)

Почитать другие статьи из раздела «Анти-наркотики»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам