Дмитрий Великовский
Кавказ: общество с ограниченной ответственностью
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Разобраться в происходящем очень непросто даже тем, кто искренне пытается понять логику разворачивающейся на наших глазах бойни. В попытке пролить свет на механизмы и силы, движущие современным Кавказом, корреспонденты «РР» проехали по трём наиболее «горячим» республикам – Ингушетии, Чечне и Дагестану

– Всё, что вы видите, – это фарс, видимость. Вы же журналисты, не верьте, я вас очень прошу!

– Что вы имеете в виду?

– То, как мы здесь живём, как об этом по телевизору рассказывают. Это, как восковая еда: красивая такая, а попробуешь – отвратительно.

Продавщица, моложавая чеченка, с которой мы разговорились на грозненской улице, явно хотела донести до нас что-то для неё важное.

– Отсюда все нормальные люди уже давно сбежали. Те, кто остался, – или дебилы, или не могут уехать, как я. Справедливости здесь нет, страшно всё время, нервничаешь, трясёшься… Вот я вам пример приведу: реконструкция Грозного. Много домов новых, чистенько. А что многие из них пустуют, вы знаете? А кому принадлежат те, которые не пустуют? А сколько надо заплатить чиновникам, чтобы получить компенсацию за разрушенное жильё? Я вам скажу…

Казалось, желание высказаться окончательно победило страх. В ожидании разоблачений я включил диктофон. И в ту же минуту за спиной женщины выросла ничем не примечательная с виду фигура: стоптанные шлёпанцы, спортивные штаны, короткая стрижка, свирепая физиономия. Гражданин расположился буквально в метре от нас и, присев на корточки, стал поигрывать телефоном. Наша собеседница напружинилась, её лицо превратилось в маску.

– Правда ведь, вам наш город нравится? – театрально зазвенел лишившийся интонаций голос. – Такие красивые фонтаны и здания! Я сама в нём очень люблю гулять: здесь даже в час ночи совершенно безопасно.

«Топтун» мрачно упёрся в нас взглядом. Мы попрощались и побрели по немноголюдной утренней улице. Вокруг сияли отмытые до блеска витрины, били фонтаны. На каждом углу по три автоматчика в отутюженной камуфляжной форме.

На свежеотстроенных домах портреты четырёх президентов: двух чеченских и двух российских. «Подвиг длиною в жизнь» – гласила подпись под одним из них. И чуть ниже табличка: «Проспект Путина, № 13».

То, что безуспешно пыталась объяснить нам чеченка, примерно понятно. И в Чечне, и в Ингушетии, и в Дагестане нам много раз доводилось слышать эти нотки. Кавказский коктейль: гнев, отчаяние и страх примерно в равных пропорциях; ненависть – по вкусу.

Одной из основных причин недовольства является тотальная коррупция. Традиционная российская болезнь (Эта болезнь – совсем не российская и даже не русская! Эту болезнь принесли в наш мир паразиты, те, кто не хочет работать, а хочет только получать. Подробнее см. статьи и книги академика Н.В. Левашова. — Д.Б.) на Кавказе превращается в системное и потенциально смертельное заболевание, поразившее абсолютно все органы власти.

В других регионах коррупция чаще всего подобна платной дороге: хочешь быстро и с ветерком – плати. Нет денег? Тогда будешь ехать долго и мучительно. В кавказских республиках всё жестче: бесплатных вариантов зачастую не бывает. Любое положенное тебе по закону пособие – от 30 до 50% чиновнику. Любая бесплатная справка – от 50 до 200 рублей. Повышение в должности – откат начальнику. Устройство на работу – тем более. В некоторых домах обыски проводятся из года в год. Случается, что и по два раза в день. В таких семьях нередко вообще не запирают ворота и двери – выбьют.

– У нас без денег вообще ничего не добьёшься. Я в данном случае даже не про бизнес говорю, это уж само собой. Я как-то из принципа пытался бесплатно получить загранпаспорт: так, чтобы по правилам, без взятки, – рассказывал нам владелец одного из автопарков Махачкалы. – Собрал все документы, принёс, отдал. Паспортистка на меня с недоумением посмотрела: где, мол, положенная тысяча? Я не дал. Звоню через полтора месяца – паспорта нет, документы мои потеряли. Ладно, второй раз собрал, принёс, не дал. И что? Опять потеряли.

Я тогда разозлился, подключил свою протекцию, вышел на их начальника. Он мне говорит: «Что же ты сразу ко мне не пришёл, уважаемый?» И сразу документы нашлись, всё мне за пару дней оформили. Хорошо, что я раньше у одного большого человека персональщиком работал, – теперь на всякого, если надо, управу найду.

В дотационных кавказских республиках взяточничество и казнокрадство превратилось из дефекта властной вертикали в системообразующую функцию, становой хребет местной политики и экономики. Когда воровство и мздоимство становятся нормой, неудивительно, что люди перестают их стесняться. Причём вне зависимости от социального статуса и величины проходящих через них «серых» финансов.

Так, например, один из чеченских чиновников, ответственных за возвращение на родину беженцев, с гордостью рассказывал нам, первым встречным журналистам, сколько у него мебельных фабрик в Краснодаре и сколько магазинов в Чечне. То, что владеть предприятиями госслужащим запрещено, его совершенно не смущало: записано-то всё на жену и дочку.

В Москве, Питере или других крупных регионах нескромный образ жизни того или иного бюрократа не мозолит глаза обывателю: видно, что человек богатый, а кто он такой, как заработал – кто его знает, много их, таких. Но в небольших бедных республиках роскошествовать незаметно для населения практически нереально. Скажем, в Дагестане каждый второй водитель с нескрываемой злобой укажет вам на особняк начальника отдела хозяйственного обеспечения местного МВД. А в качестве бонуса не только сообщит, что сын этого начальника ездит на «Порше Кайенне», дочь – на «Додже», а сам он – на двухсотом «Лексусе», но и назовёт номера этих автомобилей.

Вдобавок, в отличие от других регионов, на Кавказе чудовищная безработица: две трети населения не имеют здесь постоянной работы и вынуждены пробавляться случайными подработками. Соответственно, у многих нет не только нормальной зарплаты, но и каких бы то ни было жизненных перспектив. В таких условиях разрыв между представителями местных весьма нескромных элит и остальными гражданами становится вопиющим и создаёт фактически предреволюционную ситуацию. Ворчливое недовольство потихоньку сменяется классовой ненавистью.

Власть имущие не могут этого не понимать. Однако и измениться они не могут. Потому что если самому не брать, то как тогда «отстёгивать» начальству? А без этого не только карьеру не сделаешь, но и потеряешь тот ресурс, который уже есть, – система не терпит инородных элементов. Кроме того, к чему меняться, если врут и воруют даже руководители республик, причём делают это не только в открытую, но и безнаказанно?

За ухоженными фасадами новой Чечни скрывается немало грязи. Тех, кто решается вынести сор из избы, здесь не любят – с каждым годом их остаётся всё меньше. К примеру, в 2007 году на Шестом инвестиционном форуме в Сочи, как сообщали СМИ, Мурат Зязиков, бывший тогда президентом Ингушетии, заявил: «За последние три года мы сдали 3 миллиона 233 тысячи метров квадратных жилья. Для маленькой республики это – огромная цифра».

Цифра действительно огромная, это больше, чем весь жилой фонд Ингушетии до Зязикова, практически ещё одна республика. Это опровергает сам облик современной Ингушетии: из новостроек там заметны разве что, роскошные виллы. Да и, по данным Росстата, построено было 2,3 млн. кв.м. жилья. Самим ингушам, впрочем, и эта цифра кажется не имеющей никакого отношения к реальности – ни многоэтажек, ни новосёлов они вокруг себя не видят.

Президенту Путину тот же Зязиков докладывал, что ввел в строй «80 промышленных объектов», чем вызвал бурю эмоций у жителей Ингушетии. В республике всего четыре города и три десятка сёл, спрятать объекты, на которых будут работать «тысячи людей», задача не из лёгких. Однако Зязикову и это удалось: разыскать пресловутые 80 объектов не смогли не только простые ингуши, но и въедливые журналисты. А когда проверять эту информацию из Москвы прилетел глава Счётной палаты Сергей Степашин, Зязиков его ничтоже сумняшеся отвёл на два частных завода: вот, мол, построили же. И Степашин улетел довольный.

Но уже в этом году, после смены руководства республики, вскрылись злоупотребления в размере 1,7 млрд. рублей (это почти пятая часть годового бюджета региона). И та же Счетная палата бодро отрапортовала, что 1,3 млрд. следует считать «фактически утраченными». Раньше считать, видимо, было не с руки.

Когда все видят, что коррупционеры не только живут лучше порядочных людей, но и не стесняются в эфире «Первого канала» докладывать о своих «успехах» президенту, массовое недовольство расширяет свою географию, перекидываясь с региональных лидеров на федеральный уровень. Верить в то, что царь хороший – бояре плохие, становится всё труднее...

Скачать архивированный файл всей статьи (38К)

Почитать другие статьи из раздела «Антитеррор»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам