Тайное оружие паразитов
Часть 2
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Мнение психиатра

Вторжение в мозги – это не такая простая процедура

Откровения Бориса Ратникова комментирует Михаил Виноградов, доктор медицинских наук, профессор, руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях, занимающийся исследованием экстрасенсорных способностей человека более 40 лет.

– С конца 1976-го до начала 1990-х годов по постановлению ЦК КПСС и Совмина я руководил Центром специальных исследований, – говорит Михаил Викторович. – После этого многие годы возглавлял службу по психолого-психиатрической защите войск и населения. Я анализировал все исследования по пси-воздействиям в России. И знал лично многих людей, причастных к созданию этих методов. Имя Бориса Ратникова в этом контексте мне неизвестно.

Исходя из его «личного дела», он был банальным шпионом, причём со знанием персидского языка, то есть, служил в восточных странах, где пси-оружие не разрабатывалось. Приоритеты были всегда и остаются только у нашей страны, Японии и США. И он не мог иметь доступ к секретным документам на эту тему ни у нас, ни за рубежом. А если получил, значит, они краденые на продажу. Но вообще, на мой взгляд, его рассказ о пси-оружии дилетантский.

– Так ведутся разработки в области психотроники или нет?

– Конечно, ведутся. Есть разработки психотронного оружия. Есть экстрасенсы, которые могут «влазить» в чужие мозги. Есть методы защиты от экстрасенсорного воздействия. Но всё это носит совершенно секретный характер! Вот у меня режим секретности самый высокий, что мне позволяет входить в любой кабинет и получать информацию в той области, в которой я работаю.

Ниже режимы секретности «1», «2» и «3» – самый слабый, ограничивающий доступ к информации по сравнению с моим режимом в несколько раз. Так вот я обладаю всей полнотой информации, касающейся пси-оружия, но не имею никакого права её распространять в СМИ. Потому что это совсекретная информация. И я знаю всех тех, кто имеет такой же, как у меня, режим. Среди них нет Ратникова. А значит, он не имел и не имеет допуска к этим государственным тайнам.

– Тогда, чего хотел добиться генерал, слив нам эту информацию?

– Получить известность в России и в США, где он собирается издать свою книгу, и заработать на своей славе деньги. Впрочем, за такую болтовню его могут разжаловать и посадить.

– Но вы же сказали, что Ратников не мог иметь доступ к настоящим документам, значит, то, что он нам рассказал, неправда?

– Он вам старую информацию выдал за новую. То, что у многих руководителей стран были секретные лаборатории по пси-воздействию, давно известно. То, что экстрасенсы существуют и действительно демонстрируют чудеса, показала программа «Битва экстрасенсов» на ТНТ, где я присутствовал в качестве члена жюри. То, что все спецслужбы мира интересовались и интересуются экстрасенсорикой, изучают людей, обладающих феноменальными способностями, и наиболее сильных используют в своих целях, это тоже давно не секрет.

Но военные не имеют права даже такую информацию разбазаривать налево и направо. Вот, например, уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин знает много по данной тематике, но держит язык за зубами. Много генералов – и отставных, и реально действующих, – которые владеют этой информацией, но в газеты не бегут секреты выбалтывать.

– По словам генерала, в арсенале спецслужб есть несколько сильных экстрасенсов, которые могут «читать» мысли известных политиков. Это действительно возможно?

– Вторжение в мозги – это не такая простая процедура, как описывает Ратников. Контакт может произойти только при соблюдении нескольких условий: во-первых, нужен личный контакт – воздействие на поведение другого человека с расстояния в сотни километров – это бред (здесь профессор явно лукавит. О возможности такого воздействия написал академик Николай Левашов в своей книге «Зеркало моей души». – Д.Б.). Во-вторых, необходимо, чтобы сам испытуемый разрешил «прочесть» его мысли. В-третьих, испытуемый должен уметь полностью психологически расслабиться, чтобы стать открытым для проникновения в свой мозг.

Согласитесь, что не всякий политик, да и любой человек захочет выполнить все эти требования, чтобы «покопались» в его мозгах. Кроме того, поскольку для экстрасенсорного воздействия нужен личный контакт, служба охраны никогда к политикам случайных людей не подпустит.

– Пси-оружие – это методики или некие аппараты?

– Специальные технологии, приборы, установки. Например, в конце 1960-х, начале 1970-х один из спеццентров пытался создать электронную пушку, воздействующую на психику инфразвуком – низкочастотными колебаниями, от которых охватывает непреодолимый ужас. Считается, что именно инфразвук, возникающий в Бермудском треугольнике, заставляет команды покидать корабли – те, которые находили там без единого человека. Пока создать такую пушку не удалось, но разработки не прекращаются.

– Я согласна провести на себе опыты по воздействию пси-оружия. Можете направить меня к его разработчикам?

– Нет. Все подобные опыты проводят в военных лабораториях только на добровольцах из числа собственных сотрудников – военнослужащих. И хочу специально подчеркнуть для читателей «КП»: ни на обычных здоровых людях, ни на психически больных никакие опыты не проводятся! По одной простой причине: это бесполезно для учёных. Потому что нужно, чтобы испытуемый мог после окончания эксперимента профессионально объяснить, что с ним происходило, что он чувствовал, и дать рекомендации по совершенствованию методов пси-воздействия...

Скачать архивированный файл всей статьи (38К)

Почитать другие статьи из раздела «Владельцы мира»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам