Татьяна Колесникова
О сущности и разуме
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Много необычных и интересных, уникальных характеров и неожиданных судеб пришлось мне встретить за время создания журнала. Такое удивительное разнообразие человеческих жизней и ярких личностей, представавшее передо мной, можно определённо считать необыкновенным Даром Судьбы, которого я удостоилась и за который моя душа безмерно благодарна Богу. Это были абсолютно разные люди. Незаметные и мало кому известные, общение с которыми приводило к пониманию, что их неизвестность – это совершенно незаслуженное недоразумение и потому мне хотелось, насколько это было возможно в моих силах, хоть как-то исправить эту несправедливость и написать о них в моём журнале.

Очень известные люди (художники, музыканты, теле- и радио- ведущие популярных программ, политики, государственные и религиозные деятели, космонавты, послы иностранных государств…), в личном общении с которыми мне было интересно и приятно узнавать те черты их Личности, которые обычно бывают никому не видны со страниц официальной прессы или с экранов телевизоров. И мне всегда в таких случаях хотелось особенно благодарить Провидение за то, что каким-то, непостижимым для меня образом передо мной как бы открывались невидимые двери и происходили удивительные встречи. Во время бесед с такими людьми мне доводилось увидеть их истинные души, образы которых так сильно не совпадали с теми их имиджами, к которым все мы привыкли, видя этих известных людей в их служебных и публичных ипостасях.

И имея уже достаточно большой опыт общения с замечательными людьми, конечно, всё равно невозможно перестать удивляться вновь и вновь тому, что на твоём Пути встречается ещё одна удивительная Личность. К этому невозможно привыкнуть, и это не может никогда перестать быть интересным и увлекающим, потому что для меня, как практикующего психолога, не может быть ничего более интересного и достойного изучения, как Человеческая Личность, которая вмещает в себя, порой, целую Вселенную или даже несколько Вселенных. И Судьба благосклонно продолжает посылать мне свои Открытия…

Об Академике Николае Левашове я впервые услышала от одного своего доброго знакомого, который с упоением рассказывал мне о необыкновенном русском учёном-физике, сделавшем открытия, которые перевернули традиционно устоявшиеся воззрения в научном мире. В частности, речь шла об открытиях Николая Левашова в области естествознания, теории о неоднородности Вселенной, его монографиях, посвящённых механизмам работы человеческого разума, памяти и подсознания, воплощения сущности, истории цивилизаций и многому другому.

Казалось, вечный спор о физиках и лириках мог быть разрешён в моём случае, так как мне, как истинному гуманитарию, считавшему, что наукой всех наук может являться лишь Философия, всегда было нелегко рассматривать строение мироздания с точки зрения физических формул и математических уравнений. Но вдруг мне стала отчётливо понятна теория Левашова о неоднородности Вселенной, во всяком случае, то, что принято считать Сутью понятий и вещей. Всё это было крайне интересно, и, конечно же, я сразу почувствовала импульсы знакомого мне творческого возбуждения, и в голове у меня зародилось намерение о необходимости встречи с этим необычным учёным.

Но время шло, жизнь продолжала свой обычный сценарий, и удобного случая для встречи не представлялось. Николай Викторович жил в Сан-Франциско, я встречалась с интересными людьми и продолжала издавать свой журнал в Москве. Однажды тот самый добрый знакомый, который рассказал мне о Левашове, пригласил меня на встречу с ним по телемосту. Было много вопросов и ответов. Я также задала вопрос на занимавшую меня тему о тупиковом пути развития современной ортодоксальной, как её ещё называют, аллопатической, медицины. Николай Викторович всецело принял мою точку зрения и высказал много интересных фактов в её подтверждение. Намерение записать с ним интервью ещё раз утвердилось в моём сознании. Правда, тогда я не могла себе даже представить, когда и каким образом может произойти моя встреча с Николаем Левашовым…

Жизнь снова потекла своим чередом, но «черёд» этот для меня, к сожалению, начал чередоваться по принципу свершения событий от большого знака «минус» к событиям со знаком «минус» поменьше и наоборот, что, естественно, сильно омрачало эйфорию от творческой работы над очередным номером журнала. Год Свиньи полностью оправдывал для меня всё своё свинство.

После похорон моего отца, я стала чувствовать себя неважно. Обострились старые болячки, стали появляться какие-то новые сюрпризы со здоровьем, но всё это было сносным до тех пор, пока моей дочери во время прохождения медицинского обследования не вынесли страшный диагноз, больше похожий на приговор. ЧТО переживает и ЧТО испытывает при этом мать, думаю, рассказывать не стоит.

После множества консультаций с отечественными и зарубежными специалистами медицина вынесла единственный вердикт – операция. Оставалось решить технические вопросы о том, где делать эту операцию и как всё это организовать. Мой личный, увы, очень негативный, опыт общения с медициной и моё отношение к ней (да простят меня отдельные, порядочные и квалифицированные доктора!), во всяком случае, к тому общему состоянию дел в современной медицине, которое всем очевидно, не вызывали во мне оптимизма, несмотря на уверения врачей о благоприятном прогнозе операции. И я вспомнила о своём добром знакомом, когда-то рассказавшем мне о Левашове. Оказалось, что Николай Викторович вернулся из Америки и был в то время в Москве. Это было добрым знаком.

Через полгода лечения у Левашова, моей дочери провели обследования в том же медицинском учреждении, где ей был поставлен страшный диагноз, тем же врачом, на тех же приборах и по той же схеме. Врач, который на этот раз беседовал с ней, сказал, что нет оснований для беспокойства. Конечно, он её не вспомнил. И когда был назван диагноз, поставленный в первый раз, доктор был сильно изумлён и сказал, что о такой постановке вопроса не могло быть и речи.

Все эти семейные невзгоды, а также неусыпное рвение бывших «соратников» по цеху и «доброжелателей», предпринимавших бешеные попытки по дискредитации моего журнала, стали приводить к тому, что моё собственное здоровье из аморфного статуса «неважного состояния» стало стремительно дрейфовать к точке отсчёта, за которой уже могли начаться изменения необратимые, квалифицируемые медициной не как функциональные нарушения, а как органические патологии.

После очередного удара «друзей» у меня открылось сильное кровотечение, не прекращавшееся несколько дней, которое Николай Викторович остановил по телефону. Вот так состоялась моя первая встреча и первое телефонное «интервью» с академиком Левашовым...

Скачать архивированный файл всей статьи (32К) в формате .doc

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам