Когда рак свистнет
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Алексей Водовозов

Госдума, Россия и мутанты — втроём веселее

1 июня 2004 года во всех средствах массовой информации было громко заявлено, что, с этого знаменательного момента, в России стало, как в Европе.

Как минимум, в отношении пищевых продуктов, изготовленных с использованием генетически-модифицированных источников (ГМИ) — порог содержания трансгенов, о котором можно не сообщать потребителю, был уравнён с европейским — 0,9% (раньше он составлял 5%).

Если же, ГМИ в продукте больше, об этом, в обязательном порядке, необходимо сообщать на упаковке.

Теперь же, выясняется, что получилось всё совершенно не по-европейски, а очень даже по-российски.

Об обязательности маркировки говорили только документы Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, а соответствующих поправок в законы, к 1 июня, внесено не было.

Таким образом, возникла, к сожалению, традиционная для нашей страны ситуация — когда что-то нужно непременно и обязательно делать, но если не хочется — то можно и не делать, не опасаясь за это наказания.

Производителям совершенно не обязательно утруждать себя мыслями о содержании ГМИ в конечном продукте, ведь, Госдума снова позаботилась об их спокойствии на неопределённый срок.

12 ноября депутаты отклонили в первом чтении законопроект, который вводил обязательную маркировку ГМИ-продуктов — независимо от количества использованных генетически-модифицированных компонентов.

Поспешишь — людей насмешишь

Причина оказалась весьма прозаической и, опять же, очень российской.

В прошлом году авторы законопроекта — Владимир Плотников, Василий Черёмушкин и Олег Шеин, из-за спешки во время думской предвыборной гонки, подготовили поправки не в тот закон, в который было нужно.

Изменения планировалось внести в Федеральный закон 1996 года «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности» (с изменениями, внесёнными в 2000 году), который, никоим образом, не регулирует вопросы защиты потребителей и оборота пищевых продуктов, содержащих ГМИ.

Вполне понятно, почему Дума даже не стала рассматривать этот вопрос.

«Причина, по которой мы проголосовали против законопроекта об обязательной маркировке пищевых продуктов, изготовленных с использованием генетически модифицированных организмов, — формальная, — прокомментировал, для RBC ситуацию, депутат Госдумы Сергей Колесников.

— Закон о генно-инженерной деятельности регулирует совершенно другие вопросы, и в нём изначально не предусматривались меры по регулированию оборота продуктов питания, содержащих ГМ-компоненты.

Иными словами, депутаты Плотников, Черёмушкин и Шеин просто поторопились и внесли свои поправки не к тому закону.

Кроме того, эти поправки, даже в случае их принятия, всё равно не стали бы работать, ведь, в этом случае, во всех продуктах нужно было бы искать любые, даже мельчайшие следы ГМО, а сделать это очень сложно — и технологически, и, с финансовой точки зрения».

С доводами Колесникова согласилась и Наталья Олефиренко, координатор генетической программы Гринпис России.

«Интересно, что в 1999 году обязательная маркировка уже была принята Госдумой, но эта норма действовала всего три месяца и была заменена на необязательную маркировку — именно по причине невыполнимости данного требования.

На государственном уровне реализовать предложение депутатов сегодня практически нереально, поскольку лабораторий, которые могли бы проводить анализ продуктов на присутствие трансгенных компонентов даже на качественном уровне (не говоря о количественном анализе), в России недостаточно», — заявила она...

Скачать архивированный файл всей статьи (15К) в формате .doc

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам