Борис Булочников
Валентин Фалин о России и геополитике
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

– В своё время Вы были заведующим Международным отделом ЦК КПСС, поэтому кому как не Вам оценить реальную военную стратегию США сегодня в сравнении с временами СССР? Как в этих условиях вести себя России в отношениях с Америкой?

– Американский военный бюджет сегодня почти 800 миллиардов долларов. Это больше, чем военные расходы всех остальных стран мира, вместе взятых. При этом в данный бюджет не включены расходы на войну в Ираке и Афганистане; они проходят отдельной статьёй. Кроме этих средств, более 500 миллиардов долларов в год американцы ассигнуют на создание новых военных технологий. Для чего они предназначены? Для борьбы с терроризмом? Но американцам хватило бы и десятой доли этих денег, чтобы навести полный в этом смысле порядок во всём мире, тем более, если вспомнить, что, к примеру, Аль-Каида, да и сам Бен Ладен – детище американской разведки; американцы создавали эти группы для борьбы против воинского контингента СССР в Афганистане в 1980-х годах, потом эти группировки вышли у американцев из-под контроля, а поймать их стало очень сложно, потому что само ЦРУ научило их профессионально заметать следы.

Немцы говорят: «Чёрт прячется в деталях», многие факты, о которых не очень известно, говорят о реальном положении дел гораздо больше, чем общеизвестные вещи. В 1988 году в Бостоне американские физики Аксельрод и Каку издали книгу «Одержать победу в ядерной войне: секретные военные планы Пентагона», где они разбирают всю американскую официальную политику с конца Второй Мировой войны до конца 1980-х годов, с точки зрения возможного применения США ядерного оружия. Там указывается, сколько раз американцы собирались это делать против нас, против Китая, против Вьетнама, Индии и даже против Уругвая. Там приводятся слова Киссинджера (в то время Государственный секретарь США), который говорил в 1973 году, что, если арабы перекроют нефтяные краны, то США применит против них ядерное оружие. В книге акцентируется внимание на том, что при планировании ядерных ударов по СССР, американцы, прежде всего, намеревалось уничтожить местности с наибольшей концентрацией русского населения, а с меньшей интенсивностью бомбить, скажем, Кавказ или Среднюю Азию.

Бжезинский (в то время советник по национальной безопасности в администрации президента США) на совещании, где рассматривался этот вопрос, объяснял, что ядро СССР – это русские, если поразить русских – всё рассыплется.

Кстати, русофобия с XVI века была и осью британской политики, и польской политики с XII-XIII веков, а первые решения Римской курии объявить, как бы сейчас сказали, экономическую и технологическую блокаду Руси было принято в 1348 году – это связь времён, и если мы этого не будем помнить, мы ничего не поймём в современной политике... После 650 лет такой последовательной политики Запада по отношению к России, наивно думать, что наш очередной презик сумеет так обаять Запад, что они от неё откажутся. Хотя, сделать вид могут. Но только сделать вид.

Так вот, в соответствии с планом Бжезинского, первым же ядерным ударом США по СССР должны были быть уничтожены 113 миллионов человек; до этого был план – его представляли президенту Эйзенхауэру – в соответствии с которым первым ударом США должны были уничтожить 195 миллионов человек. Эйзенхауэр от него отказался: «У меня не хватит бульдозеров, чтобы убирать трупы с улиц». Касательно деталей военной политики США, можно ещё почитать 112-й меморандум Совета национальной безопасности США... я, как могу, пытаюсь обратить на него внимание наших нынешних вышестоящих деятелей. Согласно этому меморандуму, для американцев переговоры – это «орудие политической войны», необходимое для того, чтобы, к примеру, прорвать «железный занавес», выиграть время и использовать его для перегруппировки сил... Но, несмотря на это, вести переговоры с США не совсем бессмысленно. Мы, скажем, боролись не столько за пробуждение здравого смысла в американском руководстве, сколько за влияние на общественное мнение в странах-союзниках Америки и внутри самих США. И сейчас перед российской дипломатией стоят те же самые задачи.

– Почему, на Ваш взгляд, погиб СССР и был ли у него шанс на спасение?

– Американцы довели Советский Союз до комы и развала с помощью гонки вооружений. (И наших неумных правителей, клюнувших на эту наживку.) Как-то в «Нью-Йорк Таймс» попал секретный документ Вайнбергера, где была процитирована его фраза о том, что американцы должны вести войну против Советского Союза и в мирное время, добиваясь постоянного обновления военных технологий и через это обновление обесценивая уже существующие военные системы для того, чтобы СССР вкладывал всё больше средств в создание новых систем и тем самым довёл свою экономику до краха. Какая страна могла выдерживать такой темп гонки вооружений?

На момент кончины Брежнева, наши военные расходы составляли 22-23% внутреннего валового продукта, а у американцев они были 7,8%, у немцев – 5,7%, у японцев – 1,5%. При этом наша экономическая база была в 7 раз уже, чем американская, европейская и японская; каждый доллар военных расходов для нас был в семь раз «тяжелее». И обо всём этом – в отличие от того, что сейчас говорят – мы, эксперты, не только не молчали, но писали на бумаге; остались эти документы, всё это есть в каких-то протоколах. У меня были разговоры и с Хрущёвым, и со всеми его преемниками о том, что мы занимаемся гонкой вооружений не против США, а против самих себя, что, участвуя в гонке вооружений, мы обслуживаем доктрину уничтожения Советского Союза. Я рассказывал Брежневу и Громыко, что ещё в 1905 году Берта фон Зутнер, участница пацифистских движений, приведших в результате к Гаагским решениям о способах ведения войны, получила Нобелевскую премию мира за свою работу «Гонка вооружений, как средство ведения войны», но они меня сразу же обрывали: «Кто такая Зутнер?.. При чём здесь Зутнер?..»

В 1946 году при президенте Трумэне в США было принято принципиальное решение: какую бы политику ни проводило советское руководство, само существование Советского Союза несовместимо с американской безопасностью. Если исходить из этой посылки, а она была краеугольным камнем всех американских доктрин, никакого мирного сосуществования между США и СССР не предполагалось. Все эти документы большей частью уже рассекречены. В плане «Дропшоп», одобренном Трумэном в качестве основы внешней военной политики США и НАТО, например, есть планы дробления СССР на 12 государств, каждое из которых будет не в состоянии самостоятельно обеспечивать свою безопасность и будет экономически зависеть от заграницы.

Чтобы спасти Советский Союз, мы должны были поступить очень просто... это, правда, крайняя позиция, но её, между прочим, занимал в своё время и Андрей Дмитриевич Сахаров. Мы должны были создать N-ое количество 100-мегатонных бомб, разместить их вдоль американского Атлантического и Тихоокеанского побережий на дне океанов, и, если бы американцы напали на нас, взорвать все эти бомбы; от США ничего бы не осталось. На Сахарова тогда кричали академики Капица и Тамм: «Что ты, Андрей, придумываешь?!» Он отвечал: «Иначе они нас разорят». Так и произошло.

– Вы упомянули пакт Молотова-Риббентропа, очередная годовщина которого тоже приходится на эти дни. Насколько в принципе важно соблюдать понимание исторического контекста событий и точность фактов в политической оценке тех или иных моментов прошлого?

– Сам факт подписания секретных протоколов Молотова-Риббентропа был абсолютно в русле тогдашнего международного права и никаким их нарушением не был. Он нарушал ленинские принципы внешней политики, о чём, кстати, записано в постановлении съезда народных депутатов. Такие же секретные протоколы с немцами были и у Литвы, и у Эстонии. У тех же англичан, к моменту заключения пакта Молотова-Риббентропа, уже были заключены договора и с немцами, и с итальянцами, и, как мы уже говорили, даже с японцами. Выступая на сессии Верховного Совета СССР, Молотов, аргументируя свои предложения о необходимости ратификации этого договора, сказал: «Нам не оставили другого выбора». В июле 1939 года англичане и французы сорвали заключение военной конвенции между ними и СССР, которая хоть как-то могла попытаться повлиять на действия немцев. Срыв этих переговоров в Москве был по существу приглашением немцам выполнить свои обязательства по антикоминтерновскому пакту – поддержать японскую агрессию с востока агрессией с запада; в английских расчётах это всё учитывалось...

Кстати, фашистский план «Вайс» – план нападения на Польшу, подразумевал захват Литвы, большей части Латвии – как там говорилось: «до восточной границы Курляндии». Так должна была начаться для нас эта война. Поэтому уместно задаться вопросом: а почему англичане и американцы по сию пору не рассекречивают ключевые документы Второй Мировой войны, о которых, к слову, наша разведка была осведомлена, а обещают это сделать только в 2045 году? К сожалению, интерпретация истории на свой лад стала обычным явлением в большой политике… В 1984 президент США Рональд Рейган вдруг намекнул нам, что высадкой союзнических сил в Нормандии в 1944 году открылась важнейшая глава Второй Мировой войны.

(Тов. Фалин наверное запамятовал, что Вторая Мировая война началась нападением Польши на Германию, а не наоборот. Доказательства приведены в статье «Как Польша напала на Германию в 39-м». Жаль, что такой осведомлённый человек так редко говорит правду. – Ред.)...

Скачать архивированный файл всей статьи (29К)

Почитать другие статьи из раздела «Демократические войны»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам