Стивен Коэн
«Американские ястребы» замалчивают зверства Киева
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Действующий на Украине режим ведёт регулярные артиллерийские обстрелы и наносит авиаудары по собственным городам, порождая гуманитарную катастрофу. Однако американский политико-медийный истэблишмент фактически игнорирует это, тем самым подстрекая Киев к новым зверствам, пишет Стивен Коэн на страницах The Nation. Вот уже несколько месяцев поддерживаемый США киевский режим совершает зверства против собственных граждан на юго-востоке Украины, где проживают в основном русскоязычные украинцы и этнические русские. Подвергая нападениям всё большее число ни в чём не повинных людей, в том числе, детей, и подрывая репутацию Америки, организаторы этих нападений, которые фиксируются на видео, оказывают давление на Россию и на президента Владимира Путина, который слышит призывы «спасти наших соотечественников».

Реакция администрации Обамы, а также ястребов новой холодной войны в Конгрессе и в ведущих средствах массовой информации, является двоякой: это молчание, периодически нарушаемое заявлениями в оправдание Киева, которые подстрекают его к новым зверствам. Мало кто из американцев (среди которых, что примечательно, независимый учёный Гордон Хан) выступает против этого скандального пособничества. Мы благородно не соглашаемся по поводу причин и методов разрешения украинского кризиса, который привёл к самой серьёзной конфронтации между США и Россией за многие десятилетия, но храним молчание о тех деяниях, которые выходят или уже вышли на уровень военных преступлений.

* * *

В середине апреля новое правительство в Киеве, являющееся преимущественно западноукраинским по составу и мировоззрению, объявило о начале «антитеррористической операции» против участников разраставшегося политического восстания на юго-востоке. В то время восставшие действовали в основном по образцу протестов на киевском Майдане в 2013 году – проводили манифестации, выступали с демонстративными заявлениями, захватывали государственные здания и возводили оборонительные баррикады. Но Майдан прибёг к свирепому насилию и в феврале сверг коррумпированного, но законно избранного президента Виктора Януковича (следует вспомнить, что все эти события на Майдане пользовались активной политической, а возможно, и более осязаемой поддержкой Вашингтона). На самом деле, прецедент с захватом правительственных зданий и с требованиями о лояльности местных властей был создан раньше, в январе месяце на западной Украине. И создали его сторонники Майдана, протестовавшие против Януковича, а в некоторых местах провозглашавшие «независимость» от его власти.

С учётом этой предыстории, но прежде всего, глубокого исторического раскола страны, особенно между её западными и восточными регионами (с их этническим, языковым, религиозным, культурным, экономическим и политическим разделением), восстание на юго-востоке с центром в промышленном Донбассе не является неожиданностью. Не могут вызывать удивления и протесты против антиконституционного прихода к власти нового правительства (по сути дела, в результате переворота), против внезапной потери юго-востоком страны эффективного политического представительства в столице и вполне реальных перспектив дискриминации со стороны властей. Но объявив «антитеррористическую операцию» против манифестантов с юго-востока, Киев просигнализировал о своём намерении «уничтожить» их, а не вести с ними переговоры.

2 мая в такой взрывоопасной атмосфере в южном городе Одессе произошли страшные события, пробудившие воспоминания о карательных отрядах немецких фашистов на Украине и в других советских республиках в годы Второй мировой войны. Организованная толпа сторонников Киева загнала протестующих в здание, подожгла его и попыталась заблокировать все выходы. Примерно сорок человек, а может и больше, погибли в огне или были убиты при попытке вырваться из горящего здания. Неизвестное до сих пор количество людей получило серьёзные ранения. Эту толпу возглавили члены печально известной, крайне правой военизированной организации «Правый сектор», которая по своей идеологии близка к ультранационалистической партии «Свобода», вошедшей в коалиционное правительство в Киеве. Информированные обозреватели часто называют эти организации неофашистскими движениями. (Во время зверств в Одессе были слышны ненавистнические выкрики и скандирование толпы в адрес других национальностей, а внутри выгоревшего здания были обнаружены нарисованные свастики.)

Киев заявил, что жертвы сами устроили пожар, однако очевидцы, телевизионные кадры и видеозаписи в социальных сетях рассказали правду о поджоге и о последовавших затем бесчинствах. Вместо того, чтобы призвать к сдержанности после одесской бойни, Киев активизировал свою «антитеррористическую операцию». С мая месяца режим во всё больших количествах отправляет в юго-восточные города бронетранспортёры, танки, артиллерийские орудия, ударные вертолёты и самолёты. Среди этих городов Славянск, Мариуполь, Красноармейск, Краматорск, Донецк и Луганск.

Когда регулярные воинские части и местные милицейские подразделения продемонстрировали свою полную неэффективность, нежелание воевать и нелояльность по отношению к Киеву, тот в спешном порядке мобилизовал «Правый сектор» и прочих радикальных боевиков из числа националистов, несущих ответственность за насилие на Майдане, и создал из них национальную гвардию, которая сопровождает армейские подразделения – отчасти в качестве усиления, а отчасти, как кажется, для того, чтобы силой добиваться выполнения приказов Киева. Ретивые, слабо обученные, набранные в основном из центральных и западных регионов новобранцы Киева разжигают межэтническую войну и убивают ни в чём не повинных граждан. (Такие эпизоды, получившие название «массовое убийство», вскоре произошли в Мариуполе и Краматорске.)

Вначале «антитеррористическая» кампания была ограничена в основном (хотя и не только) действиями против блок-постов повстанцев на городских окраинах. Но с мая месяца Киев начал регулярные артиллерийские обстрелы и авиационные удары по городским центрам, мишенью для которых стали жилые дома, торговые центры, парки, школы, детские сады и больницы, в первую очередь, в Славянске и Луганске. Всё большее количество городских районов, прилегающих к ним посёлков и даже деревень сегодня похожи на зоны военных действий с характерными для таких зон разрушенными зданиями и домами с отметинами от пуль и осколков, изуродованными автомашинами, трупами и ранеными людьми на улицах, плачущими детьми и оплакивающими убитых родственниками. Из-за противоречивой информации, поступающей из Киева, от местных руководителей сопротивления и из Москвы, очень трудно установить число погибших и раненых среди гражданского населения – но счёт определённо идёт на сотни. И это количество продолжает расти, отчасти из-за того, что Киев устраивает блокаду городов, где кончаются медикаменты, продовольствие, вода, топливо, где отключено электричество, где никто уже не получает зарплаты и пенсии. В результате, там начинается гуманитарная катастрофа.

Заметен и другой эффект. «Антитеррористическая» тактика Киева создаёт атмосферу страха и ужаса в атакуемых городах. Страшась разрывающихся на улицах снарядов и мин, пролетающих в небе вертолётов и самолётов, и в панике думая о том, что будет дальше, семьи прячутся в подвалах и других тёмных убежищах. Даже The New York Times, которая, подобно всем прочим ведущим американским СМИ, в своих материалах избегает упоминания о зверствах, написала о выживших в Славянске, что они «живут как будто в средневековье». Между тем, всё большее количество беженцев, в основном женщины и напуганные дети, бегут через границу в Россию. По оценкам ООН, в конце июня 110 000 жителей Украины бежали в Россию и наполовину меньше – в безопасные места на территории Украины.

Действительно, выступающие против Киева повстанцы в юго-восточных регионах хорошо вооружены (хотя у них, в отличие от правительственных войск, нет тяжёлого вооружения и авиации), организованы и агрессивны. Нет сомнений, что они получают определённую помощь от России, которая поступает к ним с санкции властей или без таковой. Но называя себя «самообороной», эти ополченцы говорят правду. Не они начали боевые действия; это на их землю напали войска правительства, которое обладает ничуть не большей политической легитимностью, чем ополченцы; две области этого крупного региона провели референдум, на котором подавляющим большинством проголосовали за автономию; и в отличие от террористов, они не ведут военные действия за пределами своих мест проживания. Здесь уместна старая французская пословица, которую приводит один американский обозреватель: «Зверь очень опасен. Если на него напасть, он будет защищаться».

* * *

Среди важнейших вопросов, которые редко выносятся на обсуждение политико-медийным истэблишментом, роль неофашистского фактора в киевской «антитеррористической» идеологии и в военных операциях. Позиция Путина, которой он придерживался как минимум до недавнего времени – что все украинское правительство является «неофашистской хунтой» – не соответствует действительности. Многие члены правящей коалиции и её парламентского большинства – это демократы или умеренные националисты европейского стиля. То же самое, наверное, можно сказать и о недавно избранном президенте Украины, олигархе Петре Порошенко. Но в равной степени не соответствуют действительности и утверждения американских апологетов Киева, включая некоторых учёных и либеральных интеллектуалов, которые утверждают, что украинские неофашисты – или, пожалуй, квази-фашисты – это просто возбуждённые националисты, «разновидность европопулистов», «фактор отвлечения внимания», и что они не пользуются народной поддержкой, а, следовательно, не имеют никакого значения.

Независимые западные учёные документально доказали фашистское происхождение «Свободы» и её попутчика «Правого сектора», их современной идеологии и декларативных символов. Оба движения прославляют кровожадных украинских коллаборационистов нацизма, действовавших в годы Второй мировой войны, и вдохновлявших их предшественников. Оба, если прислушаться к словам лидера «Свободы» Олега Тягнибока, призывают к созданию этнически чистой нации, очищенной от «московско-еврейской мафии» и «прочего отребья», к которому он причисляет гомосексуалистов, феминисток и левые политические силы. Оба движения приветствовали одесскую бойню. На вебсайте лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша появилась запись: «Это очередной светлый день в истории нашей нации». Депутат парламента от «Свободы» добавил: «Браво, Одесса... Пусть дьяволы горят в аду».

Если нужны дополнительные доказательства, вот они. В декабре 2012 года Европарламент осудил «расистские, антисемитские и ксенофобские взгляды [партии «Свобода»], которые идут вразрез с основополагающими ценностями и принципами ЕС». В 2013 году Всемирный еврейский конгресс обвинил «Свободу» в неонацизме. Но хуже то, что обозреватели едины в своём мнении: «Правый сектор» является ещё более экстремистским объединением...

Скачать архивированный файл всей статьи (36К)

Почитать другие статьи из раздела «Владельцы мира»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам