Виктор Дятликович
Как будет выживать Россия под санкциями Запада
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Способна ли российская промышленность обеспечить страну всем необходимым, если страна окажется в полной изоляции? Пётр Порошенко запретил украинским предприятиям любое сотрудничество с Россией в сфере ВПК. А ведь по некоторым позициям наш военно-промышленный комплекс вполне себе зависит от украинских поставок. Значит, мы станем свидетелями эксперимента по экстренному преодолению зависимости от импорта в одной отдельно взятой отрасли. Этакое подобие железного занавеса в миниатюре. По итогам эксперимента мы поймём, готова ли хотя бы одна наша отрасль существовать на полном самообеспечении, и сколько времени требуется, чтобы слезть с импортной иглы.

Пользуясь случаем, «РР» решил разобраться, а что же будет, если подобный занавес в виде жёстких санкций упадёт на всю российскую экономику? Способна ли российская промышленность обеспечить страну всем необходимым, если страна окажется в полной изоляции?

Конечно, стоит оговориться, что ситуация, которую мы моделируем, слегка утопична. Нет такого железного занавеса, в котором не было бы щелей, калиток и контрольно-пропускных пунктов. Даже страны-изгои, вроде КНДР, не говоря уже об Иране, не отрезаны полностью от остального мира, имеют возможность ввозить сырьё, товары и технологии. Кроме того, мы прекрасно понимаем, что, если импорт товаров двойного назначения действительно под угрозой, то вряд ли кто-то запретит поставлять в Россию корейские смартфоны, японские телевизоры, немецкие томографы или эквадорские бананы.

Однако, задавая максимально жёсткие условия эксперимента – никакого импорта, – мы сможем быстрее оценить реальное состояние той или иной индустрии, её способность эффективно работать в условиях менее благоприятных, чем свободный рынок, открытые границы и мир во всём мире. Мы разбили основные отрасли промышленности на три группы, ориентируясь на следующие параметры: степень зависимости от импорта, способность быстро и безболезненно эту зависимость преодолеть, наличие технологий, знаний и кадрового потенциала, позволяющих совершить этот шаг. Для наглядности, положение дел в каждой группе мы проанализируем на примере самых показательных отраслей.

Группа 1. Благополучные

Отрасли: Военно-промышленный комплекс, строительство, металлургия.

Признаки группы

Минимальная зависимость от импорта. Страна обладает собственной сырьевой и технологической базой для полноценного развития этих видов промышленности, в том числе – в случае необходимости – для быстрого и полного импортозамещения без серьёзных потерь в качестве продукции.

С чем будет плохо за железным занавесом

Первое время – с двигателями для вертолётов, компонентами для производства беспилотных летательных аппаратов. На несколько лет придётся резко уменьшить гособоронзаказ по боевым вертолётам, кораблям, некоторым типам крылатых ракет. Изменены будут сроки экспортных поставок вертолётов (как боевых, так и гражданских). Резко замедлятся программы создания беспилотных летательных аппаратов. В строительстве придётся отказаться от дизайнерских изысков с использованием высокотехнологичных импортных материалов.

Не подсели на иглу

Зарубежных партнёров нашего ВПК можно поделить на 2 группы: Украина и все остальные. Об Украине разговор особый, а от остальных мы зависим минимально. Французские тепловизоры и другие элементы прицельных комплексов, электронная начинка систем навигации и управления огнём, дистанционно управляемые боевые модули для танков и артиллерии – звучит весомо, но, во-первых, значительная часть импортной техники ставится на экспортные варианты вооружений (требование заказчиков). Во-вторых, зависимость от подобных поставок некритична. Весь импорт продукции военного назначения – это не более 300 млн. долларов в год.

«Придётся внести модификации в отдельные изделия, в бортовое радиоэлектронное оборудование, например, некоторых типов авиатехники. Но всё это в рамках преодолимого, – объясняет неэффективность любых санкций в отношении российского ВПК эксперт Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин. – Все эти годы США и страны НАТО сами не подпускали нас к продвинутому сотрудничеству в военной сфере, устанавливали массу ограничений. Вот мы и не смогли подсесть на эту иглу. Так что, в случае масштабных санкций мы лишь возвращаемся к привычной модели развития оборонной промышленности, которая доказала свою жизнеспособность...»

Серьёзно просядем мы только с производством беспилотников. Этот вид авиации начал бурно развиваться в 90-е. Отечественная оборонка сидела тогда без денег, советского задела не было, в итоге, основные технологии пришлось перенимать на Западе. Кроме того, в СССР в своё время приняли ошибочное решение свернуть производство поршневых двигателей, на которых сейчас и летает большинство беспилотников. Но, в конце концов, если программы развития беспилотной авиации и отложат на несколько лет, это не сильно ударит по общей обороноспособности страны. Чего не скажешь о поставках с Украины.

В украинской «игле», на которой мы сидели все постсоветские десятилетия, – питательный коктейль из двигателей для боевых и гражданских вертолётов, учебно-боевых самолётов Як-130, некоторых видов крылатых ракет, газотурбинных двигателей для боевых кораблей, оптических головок самонаведения ракет. Согласно контракту, запорожский «Мотор Сич» в год поставляет свыше 600 двигателей для всей линейки, выпускаемой холдингом «Вертолёты России». О локализации сборки двигателей в России задумались давно, но при наличии миллиардного контракта с «Мотор Сич», шевелились медленно. В итоге, первый отечественный двигатель на специально построенном под Санкт-Петербургом заводе собрали лишь в прошлом году. Производство там нельзя нарастить быстро. Будет здорово, если в этом году там сделают несколько десятков двигателей. А надо, напомним, шестьсот.

«Покрыть спрос производителей вертолётов предприятие сразу не сможет. Максимум мы обеспечим двигателями некоторые виды боевых вертолётов. По остальным моделям нас ждут серьёзные трудности с выполнением гособоронзаказа и экспортных контрактов», – констатирует Василий Кашин. Примерно такая же ситуация с двигателями для боевых кораблей. Их производство, скорее всего, наладят на базе НПО «Сатурн» в Рыбинске. Тем не менее, в ближайшие годы флот недополучит, как минимум, шесть фрегатов, запланированных по гособоронзаказу. Ломка продлится несколько лет, но в итоге, с украинской импортной иглы мы слезем.

Строим сами

Довольно неплохая ситуация и в строительстве. На полное самообеспечение стройматериалами Россия может перейти хоть завтра. Цемент, бетон, кирпич, арматура – доля их импорта и так минимальна. Например, цемента в год мы производим больше шестидесяти миллионов тонн, а импортируем меньше четырёх. И причина не в слабости российских заводов, а в демпинге иностранных производителей цемента и неравномерном распределении производств по территории страны. Строительные заводы у нас сконцентрированы в центральных регионах, на Урале и в Поволжье. В Краснодарский край, где уже который год строительный бум, иногда выгоднее завозить цемент из Турции. А такой популярный стройматериал, как керамический кирпич, привезённый на Дальний Восток из Китая и Кореи, оказывается дешевле, чем российский, сделанный на Урале. Но при необходимости, от импорта можно будет отказаться полностью.

Пару лет назад производители того же цемента, в частности «Евроцемент груп», даже инициировали антидемпинговое расследование против импортёров из Турции, Ирана и Китая, жалуясь на недобросовестную конкуренцию. «Самое обидное, что строить цементные заводы иранцев и китайцев учили российские специалисты», – сокрушался тогда президент этой компании Михаил Скороход.

Есть сегменты, где российское производство вытеснило импорт, – например, теплоизоляционные материалы и пластиковые окна. И хотя большая часть этой продукции выпускается под западными брендами, производство их максимально локализовано. Чуть хуже ситуация с отделочными материалами. Тенденция здесь такая: доля импорта тем выше, чем более высокотехнологичным является материал. Но посыпать голову пеплом не стоит. За последние годы доля импорта на рынке, например, лаков, красок, керамической плитки, сантехники упала в 2 раза.

Группа 2. Преодолимые трудности

Отрасли: Космос, сельское хозяйство, электроника, IT, машиностроение, химия и нефтепереработка.

Признаки группы

Существенная, но не критичная зависимость от импорта. Теоретическая возможность в среднесрочной перспективе заменить импортную продукцию по большинству позиций. Однако это требует значительных инвестиций и времени, а конечная продукция нередко будет уступать импортным аналогам по цене и качеству.

С чем будет плохо за железным занавесом

Придётся забыть о недорогих телевизорах, смартфонах, прочей электронике и бытовой технике. Заменить современные спутники связи гражданского назначения на аппараты предыдущих поколений. Потеряют конкурентоспособность на мировом рынке проекты, реализуемые на основе широкой международной кооперации, такие как самолёт SSJ-100. Имея на руках 500-600 тысяч рублей, нельзя будет выбирать между десятью новыми автомобилями приличного качества. Мы будем есть меньше говядины и фруктов – что поделаешь, апельсины в России не растут.

На чём станем покорять космос

– Автаркия (полное самообеспечение. – «РР») в ракетно-космической отрасли представляется совершенной утопией, – сразу оговаривается директор по науке кластера космических технологий и телекоммуникаций Фонда «Сколково» Дмитрий Пайсон. – Но свести зависимость от импорта к минимуму можно. Самое узкое место ракетно-космической промышленности – электроника. – Доля импортной электронной компонентной базы, установленной на отечественных ракетах-носителях, и в особенности на космических аппаратах различного назначения, – 65-70%, – продолжает Дмитрий. – Это значит, что опустившийся вдруг железный занавес ударит по производству, прежде всего, самых современных космических систем и в меньшей степени по продукции, разработанной ещё в советские времена.

– При закрытии границ без серьёзной потери качества удастся продолжать создание ракет-носителей и разгонных блоков, – говорит Пайсон. – Возможно, придётся отказаться от ряда модификаций, в которых шире используется современная компонентная база, позволяющая активнее внедрять цифровые технологии.

Но ракеты семейства «Союз» летают с конца 1950-х годов, «Протон» – с середины 1960-х, и тогда речь о зарубежных комплектующих никак не шла, а качества и надёжности удалось достичь вполне адекватных – уж точно не хуже, чем сейчас. При введении максимально тяжёлых санкций, ракетная промышленность пострадает, но при «обращении к истокам», вероятно, сможет выжить без глобальных потрясений. По большому счёту, отмечают эксперты, удастся сохранить и космические аппараты дистанционного зондирования Земли на базе устаревших сегодня тяжёлых платформ. А вот о современных космических аппаратах связи гражданского назначения придётся, судя по всему, забыть. Ключевую начинку для них делают именно зарубежные поставщики, варьируется лишь общий подход: то иностранцы сдают бортовой радиокомплекс под ключ, то поставляют компоненты для сборки, то космический аппарат целиком. Таким образом, в случае реализации крайнего сценария, нам придётся – как минимум в первое время – вернуться к производству космических аппаратов связи, отвечающих мировому уровню десяти-пятнадцатилетней давности.

Впрочем, производители электроники не склонны настолько драматизировать ситуацию. Импортная компонентная база выигрывает конкуренцию за счёт цены, но это не значит, что мы не можем производить того же, говорят они. – Проблемы технологической зависимости от импорта в электронной промышленности не существует, – уверяет «РР» генеральный директор холдинга «Российская электроника» (входит в корпорацию Ростех) Андрей Зверев. – Россия сама является держателем многих ключевых технологий. Мы можем производить всё, что угодно, как для рядового потребителя, так и для военных и космической отрасли. Вопрос лишь в том, сколько это будет стоить. Многие микросхемы ты можешь использовать и в военной радиостанции, и в смартфоне – разницы никакой нет. Поэтому то, что производится десятком компаний на открытом рынке и не является предметом национальной безопасности, – это не обязательно производить в России. А то, что критично для обороноспособности страны, – да, мы можем производить сами. Или сможем в ближайшем будущем.

90% полезной нагрузки для наших спутников мы тоже можем делать сами, – продолжает Андрей. – Не делаем только из-за нетерпения заказчиков: чем дожидаться, пока мы разработаем какой-то компонент, им проще выйти на международный рынок, свистнуть: «Хочу белый верх, чёрный низ» – и к ним уже со всех сторон бегут производители...

Скачать архивированный файл всей статьи (30К)

Почитать другие статьи из раздела «Что делать?»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам