Константин Черемных
Грызня по доверенности-1
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Торговля сланцевым воздухом

Когда Барак Обама на саммите США-ЕС в Брюсселе 26 марта объявил, что Америка готова поставлять в Старый Свет сжиженный природный газ, дабы спасти её от российской зависимости, он поставил себя в странное положение сразу перед тремя американскими аудиториями. Во-первых, перед производителями обещанного газа, которые вполне естественно заподозрили, что их будут некими нерыночными средствами принуждать торговать на грани себестоимости: ведь в цену газа, доставленного в Европу, входит сжижение, доставка и разжижение. А чтобы сравняться по цене с «Газпромом», надо ещё учесть, что ведущие экономики Европы уже договорились с «Газпромом» о снижении цены. Во-вторых, перед той частью традиционного электората Демократической партии, которая ложится костьми – в переносном или буквальном смысле – поперёк любой трассы проектируемого газопровода, вопия о нарушении баланса Матери-Земли, притеснении прав индейцев, и само собой, о пресловутых пределах роста, усугублённых глобальным потеплением. И наконец, в-третьих, – перед украинской диаспорой, поскольку большая часть российского газа в Европу поставляется доселе именно через Украину. Сама Украина потребляет (если не считать врезок и откачки из газохранилищ) всё меньше газа, а доля транзита остаётся прежней. Диаспора может не знать таких мелочей (сужу по личному знакомствам с её представителями в 1990-х), она может представлять себе некий огромный вентиль, который злочинная Москва закручивает и закручивает. Но сама постановка вопроса тревожит. Хотя бы потому, что, чем меньше транзитная роль, тем меньше и важность украинского вопроса для мирового или хотя бы европейского истэблишмента. А украинскому вопросу, в представлении диаспоры, и так уделяется обидно мало внимания. Был, например, финансовый кризис в Мексике – так ей МВФ сразу же «отвалил» $60 млрд.

Европейцы, однако, поймали Обаму на слове и предложили включить поставки альтернативного газа в Трансатлантическое соглашение о свободной торговле, если он действительно хочет его заключить. Он хотел, но ради совсем другого сектора экономики – для производителей готовой продукции, а никак не сырья. Ради тех же интересов было предназначено анонсированное с такой же помпой Транстихоокеанское партнёрство, в рамках которого он собирался в конце апреля заключить договор с Японией. Поездке Обамы на Дальний Восток, казалось бы, дули все попутные ветры. Ей предшествовали оглушительные манёвры ВМС с Южной Кореей, которые вызвали естественную реакцию северных соседей, вплоть до ядерных испытаний, что лишний раз подчёркивало жизненную необходимость постоянного присутствия США в регионе. Ей предшествовал визит в Китай главы МИД России, готовившего встречу Владимира Путина с Си Цзиньпином. Не говоря уже действиях самого Китая, явочным порядком установившего режим контроля воздушного пространства над спорными с Японией островами Сенкаку. Но правое правительство Японии, в отличие от политических соперников, не требовавшее от Обамы свернуть базу на Окинаве, тоже поймало его на слове. Если уж Обаме столь дороги отношения с Японией, что он посещает в регионе Японию, Корею и Филиппины и при этом игнорирует Китай, то и экономические сделки, которые предлагаются Вашингтоном, должны быть в интересах японских производителей – да и японского госбюджета, до сих пор страдающего от последствий Фукусимы (да, кстати, развалившийся реактор был американского производства). А по условиям Транстихоокеанского партнёрства получается всё наоборот.

Мало того, с решимостью сдерживать Китай как-то не очень соотносилось одёргивание японского премьера, в очередной раз посетившего святилище японских имперских фантомных болей – храм Ясукуни. К чему такое вмешательство во внутренние дела? Не к тому ли, что Соединённые Штаты побаиваются всерьёз ссориться с Пекином, чтобы Пекин не решил ещё раз сбросить крупный пакет американских гособлигаций, как это было сделано в начале марта?

В те же самые дни глава МИД РФ Сергей Лавров посетил наоборот, западное полушарие. Сначала Кубу – что комментариев не требует, затем Никарагуа и Чили. Что общего между Никарагуа и Чили? В обе страны проторило дорогу Министерство чрезвычайных ситуаций, глава которого ныне является министром обороны. А кроме того, Чили больше других стран заинтересована в скорейшем сооружении Никарагуанского канала, который проектирует китайская HKND. Та же компания, которая проектирует также порт в Крыму. О том, что ещё в конце марта Россия, Никарагуа и Бразилия обсуждали с Китаем этот проект, в прессе сообщалось мало. Однако уже по экологической озабоченности судьбой далёкого Никарагуанского озера, которая вдруг обуяла орган секты «Фалуньгун» – издание «Великая эпоха», можно было догадаться, что слухи о некоем соглашении имеют под собой почву. О том же говорила и внезапно появившаяся в российских же СМИ реклама конкурирующего проекта реконструкции Панамского канала. 5 мая факт переговоров был публично подтверждён Сергеем Рябковым – в тот же день, когда стало известно об участии Госкорпорации железных дорог Китая в строительстве Керченского транспортного коридора.

Бараку Обаме хотелось бы, чтобы его внешняя политика была результативнее. Но по итогам апреля ни одной «галочки» в свою пользу он поставить не смог. Сирийская оппозиция, а вслед за нею французский МИД, криком кричали о том, что Башар Асад, вопреки всем применённым ненасильственным и прочим, нелетальным и летальным средствам, не проигрывает, а устанавливает контроль над всеми стратегическими регионами, включая былую «столицу революции» город Хомс. Египет, вместо того чтобы устраивать политический диалог с оппозицией, душил её изо всех сил, невзирая на отказ в американских кредитах. Израиль и Палестина, вместо того чтобы замиряться по сценарию команды Керри, или наоборот, команды Клинтон, также вели себя так, будто никакой Америки не существовало вовсе. Израильское правительство подписывало новые проекты застройки Восточного Иерусалима, Аббас в отместку подписывал одно за другим соглашения с ООН, вплоть до Римского статута (то есть присоединялся к Международному уголовному суду). Обиженный Керри пригрозил от имени Вашингтона, что в таком случае всякая мирная дипломатия будет свёрнута. «Мы старались, старались, а тут – пуффф…» – разводил руками хмурый госсекретарь.

Но оказалось, что его угрозы выйти из игры не только не действенны, но и несвоевременны. Поскольку, откуда ни возьмись, в Рамалле материализовался заместитель главы ХАМАС Абу Марзук с предложением о создании коалиционного палестинского правительства. Можно было себе представить лица ведущих израильских лоббистов в Вашингтоне, особенно когда выяснилось, что прибытию Марзука предшествовала неспешная дипломатия российского МИД с Иорданией и Ливаном, а затем и непосредственно с Палестиной. Где российского представителя приняли в тот самый день 27 марта, когда Аббас отказался принимать Керри. Включение ХАМАС в палестинское правительство тут же одобрили одновременно два соперника на статус региональной державы – Иран и Турция. Здесь уже пора было кусать локти по поводу неудачи с операцией «Эрдоган должен уйти».

28 апреля выяснилось, что кусать те же локти надо по второму разу. Поскольку правительство Турции, вопреки ожиданиям американских друзей из Еврокомиссии, равно как и дипломатов в регионе, не стало использовать украинский кризис для ссоры с Россией, а напротив, договорилась с ней о параллельном строительстве «Южного потока» и Трансанатолийского нефтепровода (TANAP) с разделом рынка стран-потребителей, устраивающим обе стороны. По своей мощности, соответствующей запасам азербайджанского газа, TANAP и не собирался претендовать на монополию вместо «Газпрома». О том, что предложение Европе сланцевой альтернативы было пустой фразой, свидетельствовала возобновившаяся суета вокруг проекта Транскаспийского газопровода – ради подключения туркменских газовых запасов (кто-то фантазировал даже про иранские, несмотря на тот факт, что северный Иран снабжается как раз из Туркменистана, а до южного трубу ещё тянуть и тянуть). В связи с чем не было придумано ничего лучшего, как отправить в Ашхабад представителя НАТО. Как раз накануне вышло в свет как бы сугубо академическое исследование, доказывающее недостаточность у Туркмении современных вооружений. Очевидно, представитель НАТО господин Винников слегка перестарался, увязав газ с ненавязчивой военной помощью под афганским предлогом. «Туркменистан – нейтральное государство», – напомнил Гурбангулы Бердымухаммедов и отправился в Пекин.

На Американо-азербайджанском форуме был аншлаг: таких дружных похвал Баку ещё в жизни не слышал. Пришла даже твердокаменная армянская лоббистка Нэнси Пелоси. А куда деваться, если «транскаспийской» темой занялся теперь и Джордж Сорос, забыв о борьбе с диктатурой Алиева? Между тем, буквально в дни этого мероприятия из Азербайджана выставили вон местных друзей Фатхуллы Гюлена, а заодно арестовали многолетних сотрудников Национального демократического института. Любопытно, что и гюленисты, и агентура Демпартии спасалась бегством из Баку почему-то в эмирате Катар. В том самом эмирате, через который команда Клинтон строила свою «иранскую ось» в пику Саудовской Аравии. «Наезд» на гюленистов был публично анонсирован ни кем иным, как Реджепом Тайипом Эрдоганом во время визита в Баку. Его «метла», включённая с новой силой после победных местных выборов, дотянулась до азербайджанской столицы. Что лишний раз демонстрировало, что не Америка ставит Турции условия, а напротив, Турция ставит условия Америке. И Анкара вместе с Баку сами будут решать, заниматься им транскаспийскими экспериментами или же, наоборот, инфраструктурными проектами с Ираном.

Нельзя сказать, что ответных мер на этих фронтах не было вовсе. Или, по крайней мере, заподозрить такие контрмеры – в несостоявшемся покушении, например, на короля Иордании вскоре после появления Марзука в Рамалле. Или в автомобильной пробке на границе Крыма с Херсонщиной, куда решил прибыть так называемый лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев. Но король остался цел, а Джемилев снова выкинут вон из Крыма. И Анкара, о поддержке которой хлопотал глава европейского департамента МИД Украины Виктор Бондарь, Джемилеву не помогла. Логику Эрдогана можно понять: чем занимался прошлым летом в Турции вольнолюбивый крымскотатарский телеканал ATR? Пиарил разнообразные меньшинства в парке Гези. Ты всё пела? Это дело...

Скачать архивированный файл всей статьи (58К)

Почитать другие статьи из раздела «Власть»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам