Евгений Фёдоров
Правительство Ельцина – министры выплаты дани
«СОВЕТНИК» – книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Стенограмма беседы

Видеозапись беседы

А.Богомолов. Евгений Алексеевич, читая ваши статьи и смотря ролики в Интернете по Познавательному телевидению, народ спрашивает: «Народно-освободительное движение. От кого мы будем освобождаться или от чего?»

Е.Фёдоров. От оккупанта, как и предыдущие движения такого рода в России, да и во всех странах мира.

А.Богомолов. Есть примеры таких движений в России?

Е.Фёдоров. В 1991 г. мы потерпели военно-политическое поражение, победитель ликвидировал наше государство и ввёл оккупационные механизмы на всей территории бывшего Советского Союза. Воевали мы, напоминаю, 40 лет с Соединёнными Штатами Америки и их союзниками, с так называемым блоком НАТО. Они нас победили. Соответственно, они сформировали оккупационные механизмы. Они полностью контролируют средства массовой информации в России, имеют специальные механизмы сбора дани в России. Во главе этих механизмов стоит Центральный Банк, который изымает в России средства в объёме всей эмиссии страны, плюс ещё дополнительные источники, и перечисляют эти средства через ФРС напрямую в бюджет США и европейские государства. В размере эмиссии – прямо в бюджет, через другие механизмы – в экономику этих стран. Общий объём дани, которую мы платим, составляет больше 200 млрд. долларов в год. Это приблизительно половина бюджета Российской Федерации и соответствуют полному объёму налогообложения.

А.Богомолов. Это является теми деньгами, про которые говорят, что они выведены из страны?

Е.Фёдоров. Нет, это деньги, начисляемые ежегодно через механизм ФРС в бюджет США. Как это работает: на валютной бирже ЦБ России на всю эмиссию, которую он осуществляет, покупают доллары, евро, по специальному списку, немного японских йен, швейцарские франки и английские фунты. Но в основном, это доллары и евро. Центробанк выкупает их и выводит из экономического оборота (стерилизует) в так называемые золотовалютные резервы. Суть этих резервов (они называются ещё международными), что положить туда можно, а взять оттуда их нельзя. И они там постепенно исчезают. Но для целей США и Европы они вышли из оборота с момента их покупки нашим ЦБ. Они знают наше законодательство, знают, что эти деньги уже никогда не попадут в экономику. При этом мы выкупаем деньги виртуальные, не настоящие. То есть, мы выкупаем, по сути, резаную бумагу или компьютерные программы. Соответственно на эти деньги они выпускают новые денежные знаки, которые поступают в экономику, у них есть доход. А этот доход они размещают в бюджетах соответствующих стран, например в бюджет США. Например, ФРС выпускает доллары, выкупая у бюджета ценные бумаги. То есть наши рубли через доллары попадают напрямую в бюджет США, и дальше бюджет США тратит их на социальные программы для граждан своей страны. Последняя программа Обамы по страхованию на триллион долларов практически полностью укомплектована по объёму российскими и китайскими деньгами. То есть это – прямая дань.

Кроме того, нам запрещено иметь крупную частную собственность, национальные институты кредитования. У нас, как у оккупированной страны, есть ограничители в развитии – нам запрещено высоко поднимать заработные платы, менять тип экономики на инновационный, делать экономику эффективной, наладить элементарный порядок даже. Не то, что расти. У нас производительность труда в три раза ниже, чем в Европе – не потому, что мы дураки, а потому что нам запрещено иметь высокотехнологичное производство и оборудование. Кстати это даже в законах написано, например поправка Джексона-Веника – закон, запрещающий России иметь высокие технологии. Закон, принятый другой страной.

А.Богомолов. Ну, в штучном товаре они существуют всё равно.

Е.Фёдоров. Ну, это не меняет ситуацию. Бывают исключения, но система-то работает. Система выплаты дани. Мало того, я вам назвал цифру 200 млрд., но как только начался мировой экономический кризис, немедленно к нам приехали зарубежные руководители... Например, буквально несколько недель назад приезжал премьер-министр Италии, который просил только об одном, чтобы евро остались в наших ЗВР и только усиливались. То есть, чтобы мы увеличили финансирование Европы и Америки. И мы это и делаем. Сегодня я только что пришёл из комитета по бюджету, комитет рассматривал внесённый правительством закон о бюджете страны на следующий год. В этом законе у нас заморожены доходы бюджета за счёт введения специальных правил.

Наша экономика продолжает зарабатывать деньги – больше, чем в прошлом году примерно на триллион рублей, но мы не имеем права эти деньги тратить в бюджете. По внесённому правительством бюджету все дополнительные заработки мы обязаны также направить в ЗВР. Вопреки позиции президента. Президент требовал от правительства сохранить социальные расходы и даже трёх министров за это наказал. Но, несмотря на это, правительство всё равно внесло бюджет, в котором этот триллион не идёт на социальные нужды, на зарплаты людям России, а идёт на выкуп долларов и евро на той же бирже, дополнительно к тем, что мы выкупаем. И соответственно происходит напрямую направление этих денег в американский и европейский бюджеты. Мы увеличиваем объём дани.

В связи с тем, что там кризис, хозяин от нас потребовал увеличить финансирование метрополии. И это увеличение финансирования метрополии сейчас наблюдается в виде таких оформленных документов – бюджета, в виде позиции Центробанка. Подчёркиваю – вопреки позиции президента. Этот дополнительный триллион не поступит в наш бюджет, а поступит в их бюджеты, чтобы им было легче справиться с кризисом. Это примерно 50 млрд. долларов дополнительных доходов от нас, то есть выплат дани.

Плюс, если мы посмотрим структуру экономики, мы увеличиваем дань со следующего года где-то до 300 с небольшим млрд. долларов. Если было 200 млрд., сопоставимые с половиной нашего бюджета, будет 300 – уже к 2/3. Затянем пояса, для того чтобы помочь жить европейскому и американскому народу, потому что у них кризис, им хотелось бы получить больше дани со своих вассалов. Наблюдается эта чёткая схема, и Путин ничего не может с ней сделать. Он может наказать чиновников, но не может изменить эту систему, потому что она опирается на Конституцию, на независимый Центральный Банк, на международные договора и на многочисленные механизмы манипулирования из-за рубежа.

Я уверен, что нам и Путину удастся справиться с этой проблемой, но сейчас пока это не получается. Борьба пока идёт, что называется, позиционная. Восстановить суверенитет страны в этой части пока не получается. Пока нас ждёт только затягивание поясов ради решения проблем греков, португальцев, испанцев, итальянцев, французов и других народов мира (но союзников США), у которых наблюдается кризис. Но у которых уровень жизни вообще-то выше раза в три, чем у нас.

А.Богомолов. Получается, народно-освободительное движение против нашей системы?

Е.Фёдоров. Народно-освободительное движение против системы оккупации, которая существует в России с 1991 года. Мы проиграли войну и находимся в оккупации. Точно так народно-освободительное движение, в котором участвовали наши предки, против оккупации 1941-1944 гг., с оккупацией 1812 года, с оккупацией 1917-1918 гг. (которая была после революции и брестского мира), оккупации поляками, когда были Лжедмитрии. Для России это уже шестая оккупация.

Выход из оккупации – национально- или народно-освободительное движение. Во главе этого движения – национальный лидер Путин. Он чётко проводит эту политику. Другое дело, что сама должность президент – не российская, эту должность привезли оккупанты. Когда в 1991 году они формировали российское государство, эти должности они создали под себя, сами форматы должностей. Президент – это не русское слово, немецкое или французское, по-моему. Они в эту должность вложили ограниченные полномочия. В отличиё от генерального секретаря партии, царя и других руководителей российского государства ранее – у президента нет полномочий менять систему. Есть полномочия управлять и представлять, представительская функция фактически.

Понятно, что у Путина реальной власти больше, чем ему заложили американцы в Конституции, когда её принимали по их команде. Но всё равно, её не хватает, чтобы изменить систему власти. Он может ругать министров, накладывать взыскания, но систему изменить не может. Даже если он какого-то министра уволит, что не так просто, потому что баланс сдержек и противовесов, не так просто уволить. То на его место совершенно необязательно придёт патриот. На его место совершенно легко может прийти ещё более антироссийский правитель...

Скачать архивированный файл всей статьи (53К)

Почитать другие статьи из раздела «Власть»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам