Юрий Испанский
Арифметика для политической экономии
«СОВЕТНИК» — книги о счастье, здоровье и долголетии
Николай Левашов – счастливая звезда Человечества

Прочитал статью Е.В. Балацкого «О природе экономических открытий: прошлое, настоящее, будущее», в ней автор аргументировано отвечает на вопросы, посвящённые экономике, такие как: почему экономическая наука перестала снабжать мир новыми открытиями? Будет ли преодолён этот научный кризис? Или этот застой уже навсегда? И другие. Не буду пересказывать содержание статьи (её можно найти в Интернете), а приведу лишь одну цитату автора в конце статьи: «Таким образом, победа эконометрического направления над умозрительными теоретическими построениями является ярким свидетельством того, что у экономистов выбита почва из-под ног. Им теперь приходится мериться с отсутствием универсальных истин и искать (и даже перепроверять!) истины “маленькие, ничтожные”…»

Не могу согласиться с профессором насчёт того, что у экономистов выбита почва из-под ног. Почвы этой у них никогда и не было, а вернее, её выбили из-под ног в самом начале зарождения современной экономической науки, когда ошибочно приняли деньги за товар, который можно покупать и продавать.

Понять и осмыслить этот исторический факт мне помог теоретический эксперимент, в котором я применил аксиометрический метод, свойственный точным наукам, и тот факт, что для всего периода крестьянского натурального хозяйства возможен был только такой обмен, при котором обменивались лишь товары, содержащие в себе равное количество труда.

Перед началом создания теоретической аксиомы я вспомнил историю Робинзона Крузо, человека, прожившего на необитаемом острове 28 лет, его борьбу за выживание и его хозяйственную деятельность, которая заключалась в выращивании пшеницы, овощей, разведении домашнего скота, в пошиве одежды и обуви, строительстве жилья. Это – идеальный пример крестьянского натурального хозяйствования.

Первоначально целью моих опытов было создание и всестороннее изучение модели маленького экономического общества, молекулы государства, поэтому я своей фантазией поселил на некий необитаемый остров четырёх робинзонов. В моём воображении один из них растит хлеб, другой картошку, капусту, лук; третий выращивает домашний скот; четвёртый выделывает шкуры и шьёт из них одежду. И я не сомневаюсь в том, что, обмениваясь плодами своего труда, эта четвёрка может просуществовать на своём острове не один десяток лет! Это и есть моя первоначальная аксиома.

Предположим, что наши робинзоны для разнообразия решают перейти от натурального обмена к товароденежному. Они находят на выброшенном на берег корабле мешок с деньгами (рисуют, печатают), берут из него по 1000 у.е. (сумма может быть любой), договариваются, что каждый из них в течение месяца обязан поставлять на рынок строго определённое количество своего товара. Установив цены на все товары, они начинают торговлю, то есть обмениваться результатами своего труда с помощью денег.

Каждому покупателю для удовлетворения своих жизненных потребностей необходимо потратить свои деньги. Например, портному одну четверть своих денег нужно потратить на хлеб, одну четверть на мясо, одну четверть на овощи и одну четверть на покупку одежды. Расход портного за один месяц составил: 4х1000/4=1000. В свою очередь портной за свой товар получил одну четверть денег продавца хлеба, одну четверть денег продавца мяса, одну четверть продавца овощей и одну четверть своих же денег. Доход портного за месяц составил: 4х1000/4=1000. И так у каждого продавца-покупателя.

Удивительная получилась картина: товар съеден, изношен, а деньги у каждого остались как будто нетронутыми, каждый покупатель-продавец остался как бы при своих деньгах, несмотря на то, что деньги постоянно находились в движении.

«После того как товар оценён в деньгах, наступает решающий момент: он должен быть продан, то есть, обменён на деньги» и «Чтобы продать свой холст, ткач должен был найти человека, обладающего деньгами, то есть ещё раньше продавшего свой товар». Эти правила я списал из учебника по политэкономии (это не простые правила – по этим правилам «развивается» вся мировая экономика).

Как эти правила соблюсти в момент перехода от натурального обмена к товароденежному? Где найти человека, обладающего деньгами в нашем конкретном случае с робинзонами? Ответ на этот вопрос – однозначный и не подлежащий никакому сомнению – НИГДЕ! Остров необитаем! Здесь следует также однозначный вывод: при переходе от натурального обмена к товароденежному, должны соблюдаться два условия: первое – это наличие товара у товаропроизводителя, и второе – это сумма денег, соответствующая количеству товара, предназначенного для обмена у этого же товаропроизводителя.

Если внимательно присмотреться к этой удивительной ситуации, которая не могла сложиться никак иначе, то можно, после некоторых размышлений, понять и определить, что непроданный товар и деньги, на которые ещё ничего не куплено, представляют собой как бы два измерения одного и того же труда данного товаропроизводителя. Если товар – это овеществлённый труд, то деньги – это измеренный и оценённый труд...

Скачать архивированный файл всей статьи (24К)

Почитать другие статьи из раздела «Образование»

Translate Sovetnik

Главная страница
Структура сайта
Новости сайта
 
Выборы 2012
Зарубки
 
Книгохранилище
Электронные библиотеки
Книжные магазины
 
Созвучные сайты
Хорошее Кино
Публикации
 
Конспекты книг
Тексты книг
Запасник
 
«Воплощение мечты»
Наши рассылки
Объявления
 
Пишите нам